Я понял, что гей, потому что меня притягивало больше к парням
Время работы консультационной службы:
понедельник - четверг с 18.00 до 20.00
Вы можете позвонить: +375 (29) 150-11-22
или написать в онлайн-чат
Понедельник - четверг с 18.00 до 20.00
+375 (29) 150-11-22      онлайн-чат
Время работы консультационной службы:
понедельник - четверг с 18.00 до 20.00
Вы можете позвонить: +375 (29) 150-11-22
или написать в онлайн-чат
Понедельник - четверг с 18.00 до 20.00
+375 (29) 150-11-22      онлайн-чат

Монолог

Я понял, что гей, потому что меня притягивало больше к парням

О гомосексуализме ходит много слухов и домыслов, которые в большинстве своем являются выдумками. Однако часто эти домыслы заставляют общество бояться людей нетрадиционной сексуальной ориентации и быть нетерпимыми к сексуальным меньшинствам. В результате отношение к гомосексуализму в разных странах полярное: от уголовных преследований и смертной казни до полной легализации и разрешения официально вступать в брак. Ораз, новый герой рубрики "Монолог" родился и вырос в Туркменистане, учился в Беларуси, а теперь живет в Германии, рассказывает, как геи живут в трех разных странах.



Я понял, что гей, рано, потому что меня притягивало больше к парням


robert-v-ruggiero-pGHRUV5tPVI-unsplash.jpg


В Туркменистане, откуда я родом, очень сложно понять, что ты гомосексуален. Там нет вообще никакого примера однополых отношений, тема ЛГБТ табуирована в обществе, а сексуальные отношения между мужчинами являются уголовным преступлением.

В стране долго не было интернета, поэтому нельзя было что-то почитать в сети или просто посмотреть гей-порно и изучать свою сексуальность. Только когда мне исполнилось лет 15–16, появилась такая возможность. Я смотрел не только гей-порно, но и гетеро-порно из-за страха, что кто-то может взять мой телефон и узнать, что именно я смотрю. А когда ты смотришь разное порно, то можно объяснить это простым интересом или любопытством.


Я смотрел не только гей-порно, но и гетеро-порно из-за страха, что кто-то может взять мой телефон и узнать, что именно я смотрю.



Я понял, что гей, рано, потому что меня притягивало больше к парням, я видел в них в сексуальный объект, но находиться в их компании, к примеру, в школе на уроках по труду или физкультуре, мне было вообще не интересно и дружить с парнями тоже было тяжеловато. Но, скорее всего, это из-за того, что у меня была дисфория. Это такая штука, когда ты не можешь себя чувствовать в каком-то одном поле. Я не чувствовал себя мужчиной, потому что у меня не было примера другого мужчины-гея.

Что касается девушек, то мне было всегда легче общаться с ними. С девушками я никогда не встречался, только дружил. Один раз был поцелуй, и то, чтобы просто попробовать, как это чувствуется. Это было отвратительно и ужасно. Я больше никогда не повторю этого.


Самый популярный вопрос был «как я понял, что я гей», тогда я отвечал вопросам на вопрос «как ты понял, что гетеросексуал».



Когда я приехал в Беларусь, всякого относящегося к гей-жизни было больше: и возможностей, и свободы. Знакомился в интернете, хотя о специальных приложениях для знакомств с парнями я узнал года только через 3, как приехал, а на офлайн-вечеринки в моем городе не ходил, я даже не знал об их существовании, они были мне не интересны. Я был такой на маргиналиях в гей-сообществе. Поэтому только гадаю, что они должны были быть.

Сразу по приезду я общался со многими туркменами, но со временем мне пришлось отказаться от общения с ними: я начал принимать себя таким, каким есть, а это могло плохо закончиться для знакомства с моими гомофобными друзьями. Поэтому мне пришлось потиху отдалиться от туркменских сообществ. Осталось несколько друзей из Туркменистана, и они только-только узнают о моей ориентации. Я своим поведением даю понять, кто я такой, готовлю их, чтобы, когда расскажу о своей ориентации, для них это не было чем-то новым и шокирующим, чтобы они сказали: «Ах, я так и думал».


Был случай, когда соседка по квартире заревновала своего парня ко мне и не приводила его к себе домой, даже не рассказывала мне, что с кем-то встречается.



Родители не знают, что я гей, потому что они находятся в очень-очень гомофобной среде, где гомосексуальность уголовно преследуется, и я не утруждаю их знанием о моей идентичности. Для меня было бы легче, если бы они знали, тогда я был бы честным с ними и разговаривал всегда открыто. А так мне все время приходится обманывать и выкручиваться, когда задают вопросы о девушке и браке.

Остальные друзья-белорусы знают о моей ориентации. Я знакомился с ними тогда, когда уже был открытым геем. Они с большим интересом реагировали на мои каминг-ауты, интересовались моей жизнью, и никакой фобии не было. Самый популярный вопрос был «как я понял, что я гей», тогда я отвечал вопросам на вопрос «как ты понял, что гетеросексуал».


Когда я приехал в Беларусь, всякого относящегося к гей-жизни было больше: и возможностей, и свободы.


elvin-ruiz-jfnFxUZ3NGg-unsplash.jpg


Часто спрашивали про секс, про личную жизнь, как это происходит. Тогда я рассказывал в подробностях, как я занимаюсь сексом, какие парни мне нравятся. Такие вопросы обычно задавали девушки. Был случай, когда соседка по квартире заревновала своего парня ко мне и не приводила его к себе домой, даже не рассказывала мне, что с кем-то встречается. Потом она сама призналась, что ей было неудобно приводить парня, потому что дома был я. И тогда я начал ей объяснять, что быть геем, не значит кидаться на всех парней, что гомосексуальность не заразна, и, если человек гомофоб, тогда лучше парня вообще не приводить.


Им в голове не укладывалось, что феминный гей может быть активом. Ты же выглядишь как девушка, ты ведешь себя как девушка, ты и должен быть в роли этой девушки в сексе.



Еще очень часто звучали вопросы про геев и анальный секс. Говорили, что анальный секс — это больно, тогда почему геи занимаются таким сексом? Мне приходилось объяснять, что не все геи занимаются анальным сексом. Это абсолютно не обязательно, есть другие варианты секса.

Еще спрашивали про бинарные роли в сексе, когда есть актив и пассив, как парень и девушка. И мне приходилось объяснять, что у геев нет такой четкой грани актив/пассив, не говоря уже о том, что в гетеромире активность во время секса тоже может варьироваться, и, в основном, не зависит от пола. Все это условно, и чем в стране свободнее, по моему опыту, тем меньше разделений и поляризаций (актив/пассив). Многие не понимали, как такое возможно, потому что обычно в сексе кто-то лежит или не очень активничает, а другой, грубо говоря, пахает. Им в голове не укладывалось, что феминный гей может быть активом. Говорили: — Ты же выглядишь как девушка, ты ведешь себя как девушка, ты и должен быть в роли этой девушки в сексе.

В Германии нет такой стигмы, как в Беларуси, на гей-сообществе, и люди чувствуют себя намного свободнее

mick-de-paola-nFVwk5AJyAQ-unsplash.jpg


И из-за сложившейся ситуации мне пришлось в ноябре уехать из Беларуси сперва в Польшу, а теперь и в Германию. Нельзя сказать, что я насовсем уехал в Германию, потому что продолжаю заниматься студенческим активизмом в Беларуси. Сейчас пытаюсь как-то легализоваться в новой стране, но сказать, что я вот уехал навсегда, нельзя. И сравнивать культуру двух стран я просто не смогу, потому что здесь нахожусь очень мало времени. Конечно, здесь нет такой стигмы, как в Беларуси, на гей-сообществе, и люди чувствуют себя намного свободнее. В Германии узаконены однополые партнерства. В будущем, если я найду человека, который мне подойдет, я тоже хотел бы оформить свои отношения официально.

Планирую оставаться здесь в безопасности и дальше, буду стараться адаптироваться в новом обществе, так как в Туркменистане для меня опасно. Мне интересны международные отношения и международное право, поэтому в ближайшее время буду учиться.

Записал Андрей Голуб