Игровая зависимость: причины, признаки и лечение
Время работы консультационной службы:
понедельник - четверг с 18.00 до 20.00
Вы можете позвонить: +375 (29) 150-11-22
или написать в онлайн-чат
Понедельник - четверг с 18.00 до 20.00
+375 (29) 150-11-22      онлайн-чат
Время работы консультационной службы:
понедельник - четверг с 18.00 до 20.00
Вы можете позвонить: +375 (29) 150-11-22
или написать в онлайн-чат
Понедельник - четверг с 18.00 до 20.00
+375 (29) 150-11-22      онлайн-чат

Проблемы

article image

Игровая зависимость: причины, признаки и лечение

Казалось бы, что может быть трудного перестать играть, когда игра перестала приносить удовольствие и начала приносить только один вред. Но, к сожалению, очень многие люди остановиться не могут. Игровая зависимость давно внесена в Международную классификацию болезней, а по сложности лечения сопоставима с лечением наркомании. По предварительным данным, в Беларуси игровой зависимостью страдает порядка 200 тысяч человек.  Мы поговорили с врачом психиатром-наркологом Владимиром Ивановым о игровой зависимости, ее сути и способах лечения заболевания.



Суть игровой зависимости: патологическое пристрастие, утрата контроля, отрицание проблем


— Владимир Владимирович, что же такое игровая зависимость?

— Под игровой зависимостью подразумевается патологическое пристрастие к азартным играм. Патологическое пристрастие — это сильное влечение, которое занимает значительную часть жизни, и которое человек не может контролировать. Дело в том, что у человека могут быть различные привычки, в том числе и привычка играть в карты, шашки, домино. Когда-то в молодости у меня была привычка играть в преферанс с друзьями. Я мог просидеть до полуночи за игрой, выиграть или проиграть какую-то незначительную сумму денег. Это была привычка, мне это нравилось. Но когда изменилась ситуация, то привычка отпала. Я даже уже и не помню, когда в последний раз брал в руки карты.

Вся наша жизнь состоит из приобретенных привычек. Одни очень полезные, а другие -нет. Умываться и чистить зубы — это тоже привычка. Привычка превращается в пристрастие, когда появляется сильное желание что-то делать, и этот импульс невозможно контролировать. Человек начинает делать какие-то вещи, как бы не зависимо от ситуации. Получается, что не он управляет своим поведением, а привычка начинает им управлять. С этой точки зрения суть всех зависимостей одинаковы. Алкоголик не контролирует влечение к алкоголю и не контролирует дозировку. Он постоянно напивается, из-за этого переживает отрицательный опыт, но остановиться все равно не может. Это патологическое влечение. Также с наркотиками. Также с игровой зависимостью. Человек, входя в заболевание, а игровая зависимость есть несомненно заболеванием, не контролирует свои желания и поведение.

— Вы говорите, что люди с зависимостью не контролируют собственное поведение, а ведь им наоборот кажется, что они могут контролировать себя.

— Это одна из форм психологической защиты, которое называется отрицанием. Это совершенно типичная форма психологической защиты для всех зависимых. Первоначально они все отрицают у себя наличие проблемы.


Человек, входя в заболевание, а игровая зависимость есть несомненно заболеванием, не контролирует свои желания и поведение.



— То есть игроман будет думать, что у него нет зависимости, а есть только привычка?

— Да, он будет думать, что у него привычка, что ему это надо. Но мы должно совершенно четко разделить, что является нормальной физиологической потребностью организма: надо дышать, надо принимать пищу, если ты не будешь это делать, то ты погибнешь, а что является патологическим пристрастием. Если человек не будет этого делать, с ним плохого ничего не произойдет, но тем не менее, болезнь заставляет совершать поступки, которые наносят явный вред здоровью человека…

— Вы сказали, что игромания — это патологическое влечение к азартным играм. А что относится к азартным играм?

— Под азартными играми мы сейчас понимаем значительно больше, чем раньше. Вообще, мы столкнулись с игровой зависимостью не так уж давно, примерно 20 лет назад, когда начали открываться первые казино. Это не значит, что до этого времени игроков не было, возможно, они и были, но они не попадали в поле зрение психиатрии. Я думаю, что и 40 лет назад были люди, которые имели патологическое пристрастие к игре, делали большие долги, проигрывали свое имущество. Их было мало, потому что организованного вовлечения в игру не было. Все начинается с формирования спроса. Начали открывать игорные заведения, и, соответственно, люди туда пошли и понесли деньги. Это позволило сформировать целый пласт игроков, в том числе и патологических. Кто-то на этом хорошо заработал, а кто-то на этом все потерял. Это обычная ситуация.


Поэтому я думаю, что часть игроков могут действительно прекратить играть, благодаря тому, что они сами себя внесли в черный список. Но большинство может обойти такие запреты: используют чужие документы, договариваются с администрацией и так далее.



Я еще раз подчеркну, что это рукотворные вещи. Это не значит, что в человеке заложено патологическое свойство, которое обязательно проявиться через эту игру. Мало ли чего в человеке заложено. Но чтобы у кого-то данное свойство могло проявиться, надо создать специальные условия. Людей, зависимых от игры, мы получили вдовесок к игровому бизнесу. Лично я к казино ничего не имею против, туда обычно ходят состоятельные люди и деньги перетекают из одних рук в другие. Школьники или пенсионеры туда не ходят.

Проблема возникла, когда начали ставить активно появляться игровые автоматы. И вот туда начали ходить все: и пенсионеры, и школьники и никто в первое время не спрашивал никаких документов. Только со временем стало все жестче регулироваться, и с 2013 года появилась возможность у игрока самостоятельно себя лишить допуска в игорное заведение. И вот буквально за несколько лет более 30 тысяч игроков написали заявление с требованием, чтобы их не пускали в игорные заведения. И это только те, кто осознал, что у них есть отчетливая проблема, что им лучше в казино не ходить. Понимаете, какой масштаб! По данным российского национального руководства «Наркология», в 2008 году до 5% россиян имели игровую зависимость, что уже сопоставимо с алкогольной зависимостью. Поэтому, примерно можно сказать, что если в Беларуси около 2% имеет тяжелую стадию зависимости от алкоголя, то столько же и игроманов. Это очень много, тут речь идет о сотнях тысячах людей.

— Если самостоятельно внести себя в черные списки, это может помочь?

— Некоторым помогает в той или иной степени, просто потому что зависимость разнообразна и многолика. Дело в том, что некоторые, например, заболевая алкоголизмом, могут прекратить употребление алкоголя самостоятельно, просто узнав, что это болезнь. И мы знаем, что так бывает. Таких людей много. Есть люди, которые так бросают курить, то есть курил-курил и бросил, не прибегая больше ни к какой помощи. Поэтому я думаю, что часть игроков могут действительно прекратить играть, благодаря тому, что они сами себя внесли в черный список. Но большинство может обойти такие запреты: используют чужие документы, договариваются с администрацией и так далее.


Есть научные данные, что у половины людей, страдающих патологическим пристрастием к игре, имеется те или иные психические расстройства: половина игроков страдает алкоголизмом, менее половины страдает от депрессии и обсессивно-компульсивных расстройств.



Я хочу обратить внимание, что кроме игровых автоматов и казино, в последнее время стали доминировать букмекерские конторы. Большая часть игроков, которые сейчас обращаются за помощью, связаны с букмекерскими конторами. Их стало больше. Удивительно, что в этом случае нет контакта, условно говоря, с игровым веществом: игрок не держит в руках карты, не тянет за рычаг игрового автомата, не наблюдает, как скачет шарик в рулетке в казино. Совершенно формальные вещи: пришел, записал несколько цифр и ждешь результата. Это явление одного порядка с зависимостями, связанные с интернетом: онлайн-казино и так далее. Здесь не следует путать, игровую зависимость онлайн с компьютерной зависимостью как таковой: потому что это несколько другие вещи по форме, хотя механизмы любой зависимости одинаковы: патологическое влечение, утрата контроля, типичные психологические защиты, искажение мышления.


Портрет игромана: импульсивность, депрессия, одиночество


D5ft9vCWwAABnO9.jpg

— Есть ли какие-то особенности характера у человека, которые увеличивают вероятность развития игровой зависимости?

— В принципе, основной такой признак — это импульсивность, склонность к необдуманным и импульсивным поступкам. Такая черта толкает людей в различные формы зависимости, просто потому, когда они сталкиваются, с реагентом — игрой или химическим веществом — они могут быстро утратить способность контролировать свои поступки.

Для алкоголика алкоголь имеет ценность, для наркомана — наркотик, то для игрока это будут деньги. Чтобы они не говорили, они играют, чтобы легким способом получить очень много денег, можно сказать, что это суть пристрастия. Для игрока не интересен процесс игры, для них важен процесс выигрыша.


Игроманы становятся крайне лживыми, ненадежными, хитрыми и изворотливыми. Чаще всего, именно игроманы не оплачивают свое лечение. Потому что для игроманов — деньги важнейшая ценность.



Игроки очень одиноки, более одиноки, чем алкоголики. Есть научные данные, что у половины людей, страдающих патологическим пристрастием к игре, имеется те или иные психические расстройств: половина игроков страдает алкоголизмом, менее половины страдает от депрессии и обсессивно-компульсивных расстройств (навязчивостей), еще меньше биполярно-аффективным расстройством (7%) и около 5% игроков страдает шизофренией.

— Это сопутствующие заболевания или игромания становится их причиной?

— Эти расстройства психики были до начала попыток играть, то есть они уже болели, часть игроманов начинают решать своим психологические проблемы через игру. Он включается в игру и ему становится легче, когда он включается в игру у него появляется азарт. Депрессивный человек формально уходит из жизни, его начинает мало что интересовать, у него нет жизненного тонуса, а благодаря игре у него появляется хоть что-то, что и заставляет его что-то делать, куда-то идти. Таким образом, они так себя лечат. Это первая половина, а есть вторая половина людей, и там не установлены психиатрические диагнозы, но психологические проблемы скорее всего будут, в основе которых лежит воспитание и семья.

— А если нет предварительного психиатрического диагноза, то как деформируется психика у зависимого игромана?

— Можно сказать, что они становятся крайне лживыми, ненадежными, хитрыми и изворотливыми. Чаще всего, именно игроманы не оплачивают свое лечение. Потому что для игроманов — деньги важнейшая ценность

Лечение игровой зависимости: в первую очередь, формируется мотивация, чтобы изменить свою жизнь


Clinical_Therapy_Group_Services_Occupational_Health_Outer.jpg

 — В чем заключается лечение игровой зависимости?

— В первую очередь, формируется мотивация, чтобы изменить свою жизнь. Что-то хорошее есть в каждом человеке, важно найти это хорошее и показать ее зависимому, что возможно и другое будущее без игры. Дальше необходимо найти механизмы формирования навыков и умений, чтобы справиться с плохим самочувствием. Потому что отсутствие игры у игромана вызывает тревогу и депрессию…


Продолжительность ремиссии прямо пропорционально продолжительности лечения, чем дольше человек лечится, тем лучше результат.



— Это психотерапия?

— Да, это организованная психотерапия. Причем групповая психотерапия, потому что групповая психотерапия гораздо более мощный инструмент, чем индивидуальная. Человек — существо социальное. Во всяком случае, гипнозом это не решается. Кодирование здесь тоже ничего не может дать.

— А есть какое медикаментозное лечение?

— Если есть сопутствующие расстройства, то конечно. Если у человека есть депрессии, то нужно лечить и депрессию, есть ли есть гипоманиакальное состояние, то гипоманиакальное…

К сожалению, опять же, по данным российского национального руководства «Наркология», специфического психофармакологического и психотерапевтического лечения игромании и связанных с нею расстройств на сегодня не существует, стандарты медикаментозного лечения отсутствуют. И, что очень важно, продолжительность ремиссии прямо пропорционально продолжительности лечения, чем дольше человек лечится, тем лучше результат. Как правило, короткие контакты ничего не дают в отличие от алкоголизма, где даже короткий контакт может дать существенный эффект.

— Получается, что игромания страшнее?

— В каком-то смысле, да. Главное, мы должны понимать, что алкоголизм смертельная болезнь на физическом уровне, люди умирают от алкоголизма, от осложнений, вызванных прямым токсичным воздействием алкоголя. У игроков этого нет, поэтому игромания это более легкая болезнь, но в плане терапии она очень тяжела. Уровень ремиссии у игроманов почти как у наркоманов. То есть если алкоголика можно на несколько месяцев отвлечь от употребления алкоголя, то у наркоманов процент ремиссии — всего лишь 1–5%. То же самое и у игроков. Большинство, к сожалению, продолжает играть, чтобы с ними не делали. Мы должны это понимать. Но это не значит, что с ними не надо работать, что это работа бесполезная. Лечение повышает комфортность жизни как самого пациента, так и его родственников, увеличивает продолжительность ремиссии, минимизирует последствия от игры. То есть игрок может очень быстро обратиться за помощью, если произошел рецидив.

— А лечение стационарное всегда?

— Это зависит от состояния. Если есть какие-то дополнительные расстройства, то лучше начинать со стационара. Человека обследуют и назначат правильное лечение, но в легких случаях можно обойтись и без стационара: есть сообщества анонимных игроков, есть Республиканское общественное объединение психологической помощи «Пробуждение». Лечение игровой зависимости очень длительное и занимает годы. Как и любая зависимость, игровая зависимость — высокорецидивирующее состояние и поддерживающая дополнительная терапия необходима.

— После лечения игроман сможет поиграть в свое удовольствие?

— Нет, конечно. Точно также как алкоголик не может для удовольствия употреблять алкоголь, так и игроман не сможет для удовольствия поиграть…

— Как правильно вести себя родственникам рядом с зависимым?

— Правильное поведение родственников — это обращение к специалисту, причем к специалисту, который реально занимается игровой зависимостью. К сожалению, специалистов, которые на постоянной основе системно занимается игровой зависимостью в Беларуси очень мало.

Каждый конкретный случай надо обсуждать в отдельности, и предложенная стратегия поведения будет зависеть от обстоятельств и состояния больного. Универсальных советов здесь быть не может.

Андрей Голуб